Музей изящных искусств, Севилья

Музей изящных искусств, Севилья Полотна Мурильо можно обнаружить во многих галереях Европы и Нового света. В частности, есть они в собраниях мюнхенской Старой Пинакотеки, Лувра, Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге и, конечно же, в мадридском музее Прадо. Но одной из лучших коллекций работ Мурильо обладает музей, находящийся в родном городе художника — Севилье, где он родился и прожил всю жизнь, не пожелав изменить ему даже ради Мадрида.

Севильский Музей изящных искусств известен любому испанскому школьнику. Богатейшее его собрание складывалось на протяжении нескольких веков — из экспонатов, полученных от церкви, а также из даров частных лиц (большинство пожертвований приходится на прошлый и позапрошлый века). Желать познакомиться с испанским искусством и не побывать здесь — невозможно. Расположенный в красивейшем здании XVII столетия на улице Альфонса XII (ранее принадлежавшем монастырю), музей предлагает своим посетителям удивительное путешествие. Проходя по его залам, они совершат путь длиною в несколько веков. Перед их взором предстанут и великолепные образцы испанской готики, и барочные скульптуры из дерева, являющиеся типично-андалузской формой религиозного пластического искусства, и картины таких выдающихся мастеров, как Эль Греко, Алонсо Кано, Веласкес и Пачеко.

Разумеется, самое почетное место в Музее изящных искусств отведено представителям Севильской живописной школы: Хуану де Вальдесу Леалю, Франсиско Сурбарану и, конечно же — Бартоломе Эстебану Мурильо. Собственно говоря, Веласкеса севильцы тоже считают «своим» художником, но относятся к нем)’ с меньшей теплотой, чем к Мурильо, поскольку Веласкес, уроженец Севильи, покинул ее и уехал в Мадрид, и именно там, в Мадриде, настигла его слава.

Севильской школе XVII века посвящен в музее отдельный зал. Именно сюда следует идти тем, кто хочет незамедлительно увидеть полотна Мурильо — в частности, лучшие его религиозные композиции. К последним, несомненно, относится картина «Святая Юста и святая Руфина» (1665-66). Две небесные покровительницы Севильи — сестры Юста и Руфина — изображены на фоне равнины (вероятно, той, которая со всех сторон окружает город). Сестры держат в руках уменьшенную копию севильской Ла Хиральды, колокольни, перестроенной из мусульманского минарета и являющейся по сей день, наравне с дворцом Алькасар, визитной карточкой города. У ног святых уроженок Севильи автор помещает глиняные сосуды, чья цветовая гамма изысканно перекликается с цветом Ла Хиральды.

Согласно преданию, Юста и Руфина, жившие в Севилье еще в те далекие времена, когда он входил в состав Римской империи, занимались гончарным ремеслом. Однажды их изделия захотели купить жрецы храма Венеры. Но сестры, не желая, чтобы плоды их рук служили «нуждам» богини любви, отказались продать горшки жрецам. Этого было достаточно, чтобы их обвинили в приверженности христианству, подвергавшемуся тогда жесточайшим гонениям со стороны властей. Юсту и Руфину схватили и казнили. На их мученическую кончину указывают пальмовые ветви (традиционные символы мученичества в религиозной живописи), которые сестры держат в руках. Впоследствии Юсту и Руфину причислили к лику святых, а севильцы, с самой пылкой нежностью относящиеся к своим землякам, объявили их покровительницами города.

Есть в собрании Музея изящных искусств и другие шедевры живописи XVII столетия — в частности, «Автопортрет» Диего Веласкеса. Но и ценителям современного испанского искусства не придется здесь скучать. В залах музея, посвященных XIX-XX векам, они найдут множество интересных экспонатов. Непременно стоит, например, посмотреть любопытную работу Гонсало Бильбао «Сигарочники», представляющую собой групповой портрет всех самых знаменитых производителей сигар Севильи.

«Тот, кто не бывал в Севилье, не видел чуда», — гласит старинная испанская поговорка. И с нею нельзя не согласиться — особенно после обзора сокровищ севильского музея.

Дворец Алькасар

Дворец Алькасар

Всякого, кто приезжает в Севилью, непременно ведут смотреть замок Алькасар. Строительство этого дворца, который называют «вечным приютом весны», началось в X веке, при кордовском эмире Абдеррахмане III. Несколько позднее дворец обнесли стенами и башнями, но сейчас от былого мавританского великолепия осталось не так много — дворец был практически полностью перестроен в XV веке. Лишь внутренний двор и часть стен напоминают о древнем Алькасаре. Что касается его планировки, то она ничем не отличается от планировки прочих мавританских дворцов. Вся жизнь его обитателей проходила во внутренних дворах и комнатах, окружающих их. Для официальных церемоний в Алькасаре предназначался Двор Девушек (названный так, поскольку именно здесь, согласно легенде, был устроен смотр ста девушкам, полученным халифом Кордовы в уплат дани). Двор Кукол — второе по известности после Двора Девушек помещение Алькасара — выполнял функцию «малой гостиной». Здесь протекала частная жизнь правителей.